Вторник, дек 12th

Вы здесь: УЗБЕКИСТАН трудовые права Открытое письмо от группы узбекских активистов

Открытое письмо от группы узбекских активистов

13.10.2009.10 Karakalpakia 2 site
Резюме письма: Активисты гражданского общества Узбекистана вновь обращаются к проблеме массового использования принудительного детского труда  хлопковом секторе Узбекистана и предложению о бойкоте узбекского хлопка.
 
Они призывают администрацию США и Европейский Совет исключить узбекский хлопок из Генеральной системы преференций, предоставляющей импортные налоговые льготы для развивающихся стран, а также ввести систему сертификации, которая позволила бы информировать потребителей о стране происхождения хлопка. Активисты также предлагают некоторым международным организациям, в частности Международному комитету по хлопку, ЮНИСЕФ и Международной организации труда, перестать потворствовать политике дезинформации, которую проводит правительство Узбекистана в отношении детского труда.
 
МЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕМ!
ЕЩЕ РАЗ О БОЙКОТЕ УЗБЕКСКОГО ХЛОПКА
 
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
ЕВРОПЕЙСКОМУ СОВЕТУ, АДМИНИСТРАЦИИ США,
МЕЖДУНАРОДНОМУ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМУ КОМИТЕТУ ПО ХЛОПКУ, ЮНИСЕФ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА
ПО ВОПРОСУ О ПРИНУДИТЕЛЬНОМ ДЕТСКОМ ТРУДЕ В УЗБЕКИСТАНЕ
Европейскому Союзу
Администрации США
Европейскому банку реконструкции и развития
ЮНИСЕФ
Международной организации труда
Международному исполнительному комитету по хлопку
Компаниям, импортирующим хлопок и текстиль
Копии:
          Всемирному банку
          Европейскому банку реконструкции и развития
          Азиатскому банку развития Гдыньской хлопковой ассоциации
          Бременской хлопковой бирже
          Международной хлопковой ассоциации
          Правительству и гражданам Узбекистана
Уважаемые дамы и господа,
Поводом для подготовки и распространения настоящего обращения послужили реакция, последовавшая со стороны правительства Узбекистана и некоторых международных организаций на наш предыдущий призыв к бойкоту узбекского хлопка (его текст прилагается), и сообщения средств массовой информации по данной проблеме.
Настоящим обращением мы хотели бы подтвердить наш призыв к бойкоту и представить новые подписи в поддержку призыва. Новые голоса свидетельствуют о популярности идеи бойкота и о том, что затронутая тема волнует многих граждан нашей страны.
В то же время мы отдаем себе отчет в том, что реализовать эту идею трудно. Необходимо проделать определенную работу для ее осуществления. Первым шагом должно стать принятие решения о системе сертификации происхождения хлопка странами и компаниями, импортирующими хлопковолокно и хлопчатобумажные изделия. Потребители, озабоченные этическими аспектами торговли, должны быть уверены в том, что товары, приобретаемые ими, произведены без использования принудительного детского труда.
По нашему убеждению, в техническом плане такая сертификация не представляла бы большой трудности и была бы недорогой. Для этого, прежде всего, нужны политическая воля и реальное, а не декларативное стремление искоренить все формы детского рабства, которые, к сожалению, существуют в настоящее время.
Вопросы Европейскому Совету и администрации США
Второе, что необходимо сделать – это перестать поощрять узбекское правительство эксплуатировать детский труд, посредством такого стимула, как предоставление Узбекистану налоговых льгот в соответствии с Генеральной системой преференций. Эта система была введена США и Европейским Союзом для поддержки развивающихся стран, но в отношении Узбекистана, где систематически нарушаются права человека и детей принуждает к работе по сбору хлопка государство, она применяется неправомерно. Самое поразительное то, что Европейским Союзом налоговая льгота для узбекского хлопка была предоставлена 27 июня 2005 г. (резолюция № 980/2005), сразу после расстрела властями сотен мирных граждан Андижана в мае того же года. Когда позже Европейский Совет принимал решение о введении санкций в отношении узбекского правительства за отказ сотрудничать в расследовании андижанских событий, никто не вспомнил о необходимости отозвать эту налоговую льготу. Этот «недосмотр» демонстрирует противоречивое отношение Евросоюза к Узбекистану касательно прав человека в этой стране.
Мы надеемся, что Европейский Совет и администрация США пересмотрят свои решения и отменят налоговые льготы Узбекистану, хотя бы по узбекскому хлопку и текстилю, пока правительство Узбекистана не прекратит эксплуатировать детский труд на хлопковых полях.
Третье, что необходимо, – это отказаться от политики лжи в отношении детского принудительного труда и ее поддержки на официальном уровне. К примеру, на вопрос журналистов по теме детского труда представители посольства Узбекистана в Великобритании дезинформировали мировую общественность, утверждая, что с практикой применения принудительного детского труда покончено 15 лет назад. Эта возмутительная ложь уже вызвала волну негодования среди тех, кто хоть немного знаком с повседневной жизнью Узбекистана.
Да, действительно, как заявляет посольство, в Узбекистане принят ряд хороших законов, в том числе и по защите прав ребенка, подписан ряд международных документов в области прав человека. Но все эти документы не более чем декларация, они резко отличаются от того, что происходит в реальности. Дезинформация, распространяемая узбекскими официальными лицами по данной проблеме, нас не удивляет, поскольку мы прекрасно знаем, что государственная пропаганда в этой стране практически ничем не изменилась по своим методам еще с советских времен. Но нас поразило, что некоторые международные организации, чьей миссией является борьба с принудительным детским трудом, а также способствование здоровому развитию хлопкового сектора, фактически потворствуют этой пропаганде узбекского политического режима.
Вопросы Международному исполнительному комитету по хлопку
В ответ на нашу предыдущую петицию мы получили официальный ответ от Исполнительного директора Международного исполнительного комитета по хлопку (ICAC) г-на Terry P. Townsend (см. текст письма в Приложении - Ред.). Мы благодарны г ну Townsend за сам факт довольно быстрого ответа на нашу петицию и содержащееся в письме приглашение к диалогу. Но ряд заявлений, содержащихся в этом письме, вызывают у нас недоумение.
Так, г-н Townsend пишет, что Секретариат ICAC хорошо осведомлен о ситуации в хлопковом секторе Узбекистана, благодаря тому, что в составе Секретариата якобы имеется доктор сельскохозяйственных наук, получивший свою степень в Узбекистане.
Уважаемый г-н Townsend, не нужно обладать ученой степенью, чтобы установить факт использования в массовом масштабе принудительного труда в Узбекистане. Все 127 человек, подписавших настоящее воззвание, сами являются гражданами Узбекистана и выступают в данном случае в качестве живых свидетелей использования детского труда в Узбекистане. Уже на протяжении не одного десятилетия, по устному указанию правительства и местных органов власти Узбекистана, по всей стране закрываются школы, колледжи и университеты, а детей, студенческую молодежь и служащих, преимущественно из городов и сел сельских районов, каждую осень вывозят на сбор хлопка. Их держат там в течение двух месяцев, и даже в том случае, когда государственный план заготовки уже выполнен и на полях хлопка не остается. Делается это просто из административного самодурства властей.
В решении о направлении детей на хлопок родители не принимают никакого участия; их разрешения просто не спрашивают, не говоря о том, что никакие договоры с детьми и родителями не заключаются. Если в прошлые годы от сбора хлопка больные дети освобождались, то уже в хлопковом сезоне 2007 г. зафиксированы случаи отправки на сбор хлопка даже больных детей и студентов.
Учитывая следующие обстоятельства:
          • массовость явления принудительного детского труда,
          • то, что во всех известных случаях указания об отправке школьников на хлопок и закрытии школ поступают от местных органов власти,
          • сверхцентрализoванный характер государственного устройства Узбекистана, при котором местные власти ни шагу не предпринимают без указания сверху,
можно сделать вывод о том, что принудительный детский труд в Узбекистане возведен в ранг государственной политики. Она нацелена на извлечение сверхприбыли посредством искусственного снижения себестоимости хлопка. Это достигается тремя способами:
     1) административным принуждением фермеров сеять хлопок и сдавать весь урожай государству; в случае отказа или недовыполнения плана фермеров просто лишают их земель; имели место также случаи избиения фермеров областными хокимами;
     2) административным назначением цены за хлопок. Она устанавливается государством, а не посредством механизма спроса-предложения. Эта цена настолько низка, а труд сборщика хлопка настолько тяжел, что на полях не хотят работать даже безработные. Остаются только те, кто находится в прямой административной зависимости, – школьники, студенты, государственные служащие. Они вынуждены работать на полях под страхом лишения своего места в школе, колледже, университете или на работе;
     3) жестокой эксплуатацией детей, условия работы которых мало чем отличаются от условий содержания скота.
Г-н Townsend! Вы утверждаете, что наша петиция содержит ряд фактологических ошибок. Давайте разберемся, о каких «ошибках» идет речь.
«Ошибка» № 1. Вы утверждаете, что в настоящее время дефолианты (химикаты, используемые для ускоренного вскрытия хлопковых коробочек и опадания листьев хлопчатника) не используются в Узбекистане и здоровью детей, работающих на полях, якобы ничего не угрожает.
По данным самих узбекских экспертов-агрономов, а также согласно статистике импорта химикатов, в стране применяются два вида дефолиантов:
     1) «Auguron», поставляемый российской фирмой «August»: по данным за 2006 г., он использовался на 600 тыс. гектаров хлопковых полей;
     2) «Magnesium Chlorate»: использовался на оставшейся территории, засеиваемой хлопчатником.
Санитарно-эпидемиологические службы Узбекистана никогда не проводили тестирования влияния этих химикатов на здоровье хлопкоробов или, по крайней мере, никогда не обнародовали результатов. Известно только, что «Magnesium Chlorate» в определенных пропорциях является токсичным для человеческого здоровья.
Надо при этом учитывать также следующие факты:
a) опрыскивание дефолиантами завершает процесс обрабатывания химикатами хлопковых полей. До них проводится обработка полей пестицидами и другими химикатами;
 
 
b) опрыскивание полей дефолиантами заканчивается в середине или конце сентября, когда на полях уже работают дети;
 
c) дети, бесспорно, более чувствительны, чем взрослые, к токсическому воздействию химикатов. То, что не противопоказано взрослым, может наносить ущерб детскому здоровью;
 
d) в Узбекистане в последние годы почти не проводится ротация полей. В погоне за валютной выручкой государство заставляет фермеров засеивать хлопком одни и те же земли на протяжении лет, что вызывает деградацию почвы, ее засоленность и засоренность тяжелыми металлами и другими вредными веществами. Исследований того, как накопление этих многолетних осадков в почве может влиять на здоровье хлопкоробов, не проводится. Это позволяет нам ставить вопрос о долговременных последствиях такой практики для здоровья детей и для окружающей среды.
«Ошибка» № 2. Вы утверждаете, что сам факт того, что дети получают за свой труд плату в 12 раз меньше мировой рыночной цены, является нормальным, и что, мол, трудовые затраты составляют 9% от общих затрат. Такая пропорция, возможно, имеет место в других странах, где применяются техника и технологии, а правительство субсидирует хлопковый сектор, но только не в Узбекистане. Как Вам известно, если в советский период половина хлопка собиралась хлопкоуборочными машинами, то сейчас – едва ли один процент.
Для сравнения: в соседнем Казахстане фермеры применяют на своих полях больше техники, и при этом платят хлопкоробам в несколько раз больше, чем в Узбекистане. Многие сельские жители Узбекистана бегут для заработков именно туда. При этом казахские фермеры остаются с прибылью. Вывод напрашивается сам собой: более справедливая оплата вернула бы взрослое население на поля Узбекистана и при этом не препятствовала бы получению прибыли.
Нужно учесть и тот факт, что в Узбекистане сельскохозяйственные рабочие получают наличные деньги практически только в период сбора хлопка, в то время как в остальное время вынуждены работать почти задаром. Таким образом, чтобы подсчитать реальный доход сельскохозяйственных рабочих, вы должны поделить доходы от сбора хлопка не на длительность периода его сбора, а на весь год. Так что деньги, получаемые хлопкоробами за сезон, а это примерно 100-200 долларов, нужно поделить на 12 месяцев. В то же время в России и Казахстане узбекские мигранты получают такую же сумму (и даже больше) помесячно.
«Ошибка» № 3. Г-н Townsend! Вы почему-то не хотите поверить в хорошо установленный факт того, что детей заставляют работать полный рабочий день и без единого выходного в течение всего хлопкового сезона. Вы также сомневаетесь в том, что половина собранного хлопка в Узбекистане обеспечена детским трудом. Вы требуете доказательств. Хорошо, помимо того, что все подписавшие это воззвание являются живыми свидетелями, имеется множество журналистских репортажей, на протяжении многих лет информирующих о том, что происходит на хлопковых полях Узбекистана. Кроме того, правозащитники и журналисты собрали летом 2007 г. новый материал, который в скором времени увидит свет; это подробное журналистское расследование, призванное вновь привлечь внимание к этой актуальной проблеме.
Г-н Townsend! Мы никоим образом не хотим дискредитировать, как Вы утверждаете, всю хлопковую индустрию. Мы с уважением относимся и к тем, кто выращивает хлопок, и к тем, кто его закупает. Но ситуацию в хлопковом секторе Узбекистана никоим образом нельзя назвать здоровой.
Говоря о правде и лжи, можно еще понять позицию правительства Узбекистана, которое скрывает реальное положение дел, поскольку не хочет отказаться от сверхприбылей, извлекаемых благодаря рабскому труду детей. Официальные служащие правительства и посольств Узбекистана также вынуждены лгать, иначе они, как минимум, лишатся своей работы.
Но в чем для Вас заключается интерес становиться частью пропагандистской машины политического режима Узбекистана? Вы же живете в свободной стране, где свобода слова реально защищена законом. Мы убеждены, что Вы не получаете каких-либо выгод, повторяя пропагандистские клише узбекского правительства. Тогда в чем дело?
Уважаемый г-н Исполнительный директор! Мы не призываем Вас к конфронтации с правительством Узбекистана. Вы можете не соглашаться с выдвигаемой нами идеей бойкота и предлагать дипломатические методы убеждения. Но Вы не можете, не имеете права отрицать реальность, которая известна каждому жителю Узбекистана. Почему Вы не только не хотите признать факты, но и пытаетесь дезинформировать мировую общественность и уважаемых членов хлопкового бизнеса? Мы предлагаем Вам задуматься над этими вопросами, а также о моральной стороне Вашей позиции в отношении узбекского хлопка.
Мы также очень надеемся, что Вы не поддадитесь на ожидаемые попытки узбекских властей организовать туры по «потемкинским» деревням и брифинги с «потемкинскими» неправительственными организациями, а попытаетесь воспользоваться независимыми источниками информации.
Вопросы ЮНИСЕФ и МОТ
Мы также ожидаем реакции на наше предыдущее и текущее обращения и от двух других международных организаций – ЮНИСЕФ и Международной организации труда. Эти уважаемые организации действительно много сделали для того, чтобы искоренить детский труд на нашей планете. Самая большая и дорогостоящая программа МОТ – это Международная программа по искоренению детского труда (IPEC). Но, к сожалению, приходится констатировать, что эффект этих программ для искоренения принудительного детского труда в Узбекистане практически равен нулю. Более того, местные и/или региональные офисы этих двух уважаемых организаций некритически используют данные о детском труде в Узбекистане, подбрасываемые им правительством этой страны, и, в свою очередь, вводят в заблуждение мировое сообщество.
При техническом содействии ЮНИСЕФ (под «техническим содействием» подразумевается выделение щедрого гранта) правительство Узбекистана дважды, в 2000 и 2006 гг., провело так называемое многоиндикаторное кластерное исследование (Multiple Indicator Cluster Survey). В нем содержится вывод о том, что масштабы детского труда в Узбекистане якобы снизились с 23% до 2% (!). На самом деле эти цифры никоим образом не отражают реальных тенденций в Узбекистане. Они получены исключительно в ходе манипулирования условиями проведения исследования. Откуда появились эти данные, станет понятно, если учесть, что полевые исследования проводились в 2000 г. летом (!), а в 2006 м – в марте (!!), в то время как массовое привлечение детей к сбору хлопка начинается в начале сентября и заканчивается в середине или в конце ноября. Совершенно очевидно, что детский труд в марте носит меньшие масштабы, чем летом, а летом – меньшие масштабы, чем осенью. Также очевидно, что правительство Узбекистана не позволило провести исследование осенью, в период сбора хлопка, а офис ЮНИСЕФ «пошел на поводу» у узбекского правительства, признав результаты исследований за чистую монету. Более того, ЮНИСЕФ позволил использовать свою эмблему в отчете исследования, тем самым одобрив его содержание. Это досадное упущение для такой организации, как ЮНИСЕФ.
В свою очередь, IPEC, доверяя указанному докладу ЮНИСЕФ, использовало данные указанных исследований для расчета индекса детского труда в Узбекистане в своем докладе «Глобальные тенденции детского труда: 2000-2004 гг.» (Global child labour trends: 2000 to 2004). Таким образом, вольно или невольно две респектабельные международные организации оказались соучастниками пропагандистской машины правящего режима Узбекистана.
Мы призываем ЮНИСЕФ и МОТ произвести критическую оценку своей работы в Узбекистане и начать объективно информировать мировую общественность о ситуации с детским трудом в этой стране. Мы призываем их последовать примеру Комитета ООН по правам ребенка (CRC), который дважды, в 2001 и 2006гг., рассматривал данную проблему на своих заседаниях и дал ей принципиальную и честную оценку, выразив свою озабоченность неприемлемой практикой использования детей при сборе хлопка.
*     *     *
Мы рады, что наша петиция находит отклик среди коммерческих компаний и прессы. Ряд компаний уже заявили, что не будут закупать узбекский хлопок. Мы надеемся, что это только начало процесса осознания западным обществом того, что покупать продукцию, использующую рабский детский труд, аморально.
К инициаторам настоящей петиции поступают запросы от журналистов о том, какие компании Запада закупают непосредственно узбекский хлопок, а также уже готовые изделия из него. В своем следующем пресс-релизе мы намерены изложить имеющиеся у нас данные об импортерах узбекского хлопка и текстиля. На сегодняшний день нам представляется более важным следующее:
          1) ввести систему сертификации товаров на предмет страны происхождения хлопка, применяемого для их изготовления;
          2) отозвать налоговые привилегии Генеральной системы преференций в отношении узбекского хлопка и текстиля;
          3) международным организациям перестать потворствовать правящему режиму Узбекистана в дальнейшей эксплуатации детского труда и честно и объективно информировать мировую общественность об этой позорной практике, не совместимой с фундаментальными правами человека.
Мы надеемся, что на практике не дойдет до применения торговых санкций. Для этого нужно, чтобы правительство Узбекистана начало не на словах, а на деле реальные реформы в хлопковом секторе, а именно:
          1) подписало конвенции МОТ № 138 и 182;
          2) прекратило практику принудительного труда;
          3) освободило фермеров от административного диктата государства.
Мы предлагаем гражданам Узбекистана посылать в указанные ниже международные организации факты и свидетельства использования принудительного детского труда, чтобы помочь этим организациям преодолеть комплекс застенчивости и робость в диалоге с правительством Узбекистана.
Письма с требованиями к правительству Узбекистана прекратить практику принудительного труда в Узбекистане направляйте по следующим адресам:
  • President Islam Karimov, ul. Uzbekistanskaya 43, Rezidentsia prezidenta, 700163 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 53 25, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.;
  • Minister of Foreign Affairs, Vladimir Norov, pl. Mustakillik 5; 700029 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: + 998 71 139 15 17, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.;
  • Parliamentary Commissioner for Human Rights, Sayora Rashidova, ul. Xalqlar Dostligi 1, 700035 Tashkent, Republic of Uzbekistan, Fax: +998 71 139 85 55, E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Было бы полезным, если бы вы посылали копии ваших призывов и сообщений также нам по следующему адресу:
Nadejda Atayeva,
Association Droits de l’Homme en Asie Centrale
Centre MBE 140, 16, rue de Docteur Leroy, 72000 Le Mans, France
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Присылайте факты, свидетельства, фотоснимки или видеосъемки, а мы сформируем архив свидетельских показаний и направим их в те международные организации, чье руководство все еще сомневается в реальности приводимых нами фактов.
Данную петицию подписали:
1. Ёдгор Обид, гражданин Узбекистана, проживает в  Австрии, Грац, писатель
2. Исмаил Дададжанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель «Демократического форума Узбекистана»
3. Шахида Якуб, гражданка Великобритании, Лондон, директор ННО «Узбекская инициатива – Лондон»
4. Надежда Атаева, гражданка Узбекистана, проживает во Франции, Ле-Ман, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии»
5. Сулеймон Мурод, гражданин Узбекистана, проживает в Канаде, координатор Демократической партии Узбекистана «ERK» в Канаде и США
6. Талиб Якубов, гражданин Узбекистана, проживает во Франции, г. Анже, председатель «Общества прав человека Узбекистана»
7. Васила Иноятова, гражданка Узбекистана, Ташкент, председатель ОПЧУ «Эзгулик»
8. Бахтиёр Хамраев, гражданин Узбекистана, Джизак, председатель Джизакского областного отделения «Общества прав человека Узбекистана»
9. Азам Тургунов, гражданин Узбекистана, Ташкент, исполнительный директор правозащитной организации «MAZLUM», член Центрального Совета партии «ЭРК»
10. Абдужалил Бойматов, гражданин Узбекистана, проживает в Ирландии, «Общество прав человека Узбекистана»
11. Дилсора Фозилова, гражданка Узбекистана, проживает в США, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан» (Проснись, Узбекистан)
12. Фармон Хамроев, гражданин Узбекистана, проживает в США, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»
13. Рафик Ганиев, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, бывший председатель Ферганского отделения общества прав человека «Эзгулик»
14. Нуриддин Низом, гражданин Узбекистана, проживает в Нидерландах, член Демократического молодежного движения «Уйгон Узбекистан»
15. Нигара Хидоятова, гражданка Узбекистана, Узбекистан, лидер партии «Свободные дехкане», член коалиции «Солнечный Узбекистан»
16. Баходир Намазов, гражданин Узбекистана, руководитель «Комитета узников совести», член «Солнечной Коалиции»
17. Нигина Маликова, гражданка США, уроженка Узбекистана, член ассоциации «Права человека в Центральной Азии» в США
18. Кудрат Бабаджанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, Тимро, «Группа за свободу прессы Узбекистана»
19. Баходир Исамухамедов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, Стокгольм, руководитель независимого сайта «Махалля» проекта «Содействие местным органам самоуправления граждан», Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
20. Сурат Икрамов, гражданин Узбекистана, Узбекистан, председатель «Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана»
21. Сафар Бекжан, гражданин Узбекистана, проживает в Швейцарии, Лозанна, член Международного Пен-клуба
22. Дустназар Худойназаров, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, Сундсвал, глава «Общества защиты прав беженцев и вынужденных мигрантов из Узбекистана»
23. Камолиддин Раббимов, гражданин Узбекистана, проживает во Франции, независимый политолог
24. Хатам Хаджиматов, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, Улстенвик, автор проекта «Ватандош», http://jakob.clan.su/
25. Максуд Бекжан, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, Осло, писатель
26. Алишер Таксанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швейцарии, независимый журналист
27. Виталий Красиловский, гражданин Узбекистана, проживает в США, эксперт по праву
28. Улугбек Зайнобидинов, гражданин Узбекистана, проживает в Украине, правозащитник
29. Музаффармирзо Исхаков, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, политэмигрант
30. Насрулло Саидов, гражданин Узбекистана, проживает в Канаде, бывший депутат парламента (Верховного Совета) Узбекистана
31. Аваз Фаязов, гражданин Узбекистана, проживает в Украине, лидер Украинского отделения партии «Бирлик»
32. Олег Марутик, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, председатель Норвежского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»
33. Сергей Горин, гражданин Узбекистана, проживает в Норвегии, председатель Скандинавского отделения ассоциации «За демократические реформы и права меньшинств в Узбекистане»
34. Анвар Хасанов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции
35. Маруф Абдугаффоров, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель Стокгольмского отделения партии «Эрк»
36. Юлдаш Очилов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, председатель Шведского отделения партии «Эрк»
37. Феруза Мирзакулова, гражданка Узбекистана, проживает в Швеции, член партии «Эрк»
38. Машхура Салохиддин, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, журналист
39. Александр Уринов, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, бывший чемпион Азии по вейтлифтингу
40. Ян Бефер, гражданин Узбекистана, беженец в Швеции
41. Андрей Жидик, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции
42. Набижон Акибаев, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции
43. Флора Горохова, гражданка Узбекистана, проживает в Швеции, член партии «Эрк»
44. Акмал Газиев, гражданин Узбекистана, проживает во Франции, преследуется за религиозные убеждения
45. Анвар Бобоев, гражданин Узбекистана, Швеция, Кардскрона, член партии «Эрк»
46. Наталья Бушуева, гражданка Узбекистана, Швеция, Солеффтио, журналист
47. Закирджон Ибрагимов, гражданин Узбекистана, Швеция, Кальмар, журналист
48. Сухроб Рахматов, гражданин Узбекистана, Швеция, Гавле, член партии «Эрк»
49. Шохиста Джураева, гражданка Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член партии «Эрк»
50. Фазлиддин Нурмухамедов, гражданин Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член партии «Эрк»
51. Маъруф Абдугаффоров, гражданин Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член партии «Эрк»
52. Гульчехра Пирназарова, гражданка Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член партии «Эрк»
53. Варид Гадыров, гражданин Узбекистана, Швеция, Сундсвал, член партии «Эрк»
54. Шухрат Бабаджанов, получил убежище в Германии, работает на радио «Свобода», Чехия, Прага, художник, член Конфедерации художников
55. Хурмат Бабаджанов, гражданин Узбекистана, Чехия, Прага, журналист
56. Александр Симоненко, уроженец Узбекистана, Швеция, Вернаму
57. Юлдаш Халилов, гражданин Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член партии «Эрк»
58. Аваз Исаков, гражданин Узбекистана, Кыргызстан, но не желает открыто называть свое местонахождение, член ОПЧУ «Эзгулик»
59. Шаира Джураева, гражданка Узбекистана, Швеция, Хельсингбург, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
60. Исомиддин Шамсиддин, гражданин Узбекистана, США, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
61. Шохрух Халикулов, гражданин Узбекистана, Египет, Александрия, правозащитник
62. Рашид Атаджанов, гражданин Узбекистана, Канада, Торонто, правозащитник
63. Бахром Хамраев, гражданин России, уроженец Узбекистана, Россия, Москва, правозащитник
64. Тулкин Караев, гражданин Узбекистана, проживает в Швеции, Тимро, правозащитник
65. Тумарис Дададжонова, гражданка Узбекистана, Швеция, Хельсинбург, член молодежного движения «Уйгон Узбекистон»
66. Севара Камолова, гражданка Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член молодежного движения «Уйгон Узбекистон»
67. Нигора Дададжанова, гражданка Узбекистана, Швеция, Хельсинбург, член молодежного движения «Уйгон Узбекистон»
68. Уткир Джураев, гражданин Узбекистана, США, штат Миссури, Сантлуиз, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
69. Анвар Каримов, гражданин Узбекистана, США, штат Калифорния, Сандиего, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
70. Аваз Каримов, гражданин Узбекистана, проживает в США, член организации «Уйгон Узбекистан»
71. Жамшид Бокиев, гражданин Узбекистана, Украина, Киев, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
72. Махбуба Азимова, гражданка Узбекистана, Украина, Киев, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
73. Баходир Бокиев, гражданин Узбекистана, Украина, Киев, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
74. Мурод Рахимов, гражданин Узбекистана, Узбекистан, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
75. Тургун Шамсиев, гражданин Узбекистана, Узбекистан, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
76. Ином Бобохонов, гражданин Узбекистана, Украина, Киев, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
77. Рафик Эшматов, гражданин Узбекистана, США, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
78. Дильмурод Исаков, гражданин Узбекистана, Кыргызстан, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
79. Алим Атаев, гражданин Узбекистана, Франция, Ле-Ман, бывший председатель корпорации «Узхлебопродукт»
80. Гафур Йулдашев, гражданин Узбекистана, Канада, Торонто, независимый журналист
81. Анвар Садриев, гражданин Узбекистана, Кыргызстан, Бишкек, журналист, член партии «Озод дехконлар»
82. Евгений Дьяконов, гражданин Узбекистана, Норвегия, Осло, редактор проекта www.uzbek-people.narod.ru
83. Рафик Ганиев, гражданин Узбекистана, Швеция, Стокгольм, член Демократической партии «Народное движение Бирлик»
84. Матлюба Азаматова, гражданка Узбекистана, Швеция, Стокгольм, журналист
85. Мухиддин Курбанов, гражданин Узбекистана, Швеция, Оребро, член Центрального совета Демократической партии «Народное движение Бирлик»
86. Набибулло Нарбутаев, гражданин Узбекистана, Швеция, Уппсала, член Центрального совета Демократической партии «Народное движение Бирлик»
87. Жахонгир Сидиков, гражданин Узбекистана, Великобритания, Лондон, член партии «Эрк»
88. Байрамали Юсупов, гражданин Узбекистана, Дания, преследуется за религиозные убеждения
89. Бахтияр Кузибаев, гражданин Узбекистана, Норвегия, Хонефосс, член партии «Эрк»
90. Кахрамон Атаев, гражданин Узбекистана, проживает во Франции
91. Рахматулла Алибаев, гражданин Узбекистана, Швеция, Тимро, правозащитник
92. Бахтиёр Хасан, гражданин Узбекистана, Украина, Киев
93. Авазхон Мухтаров, гражданин Узбекистана, проживает в США, бывший член парламента, первый заместитель главы Ферганской области, председатель Демократической партии Узбекистана
94. Турсунбой Назаров, гражданин Узбекистана, проживает в США, член партии «Эрк»
95. Имашраб Муроди, гражданин Узбекистана, проживает в США, член партии «Эрк»
96. Рамил Гафуллин, гражданин Узбекистана, проживает в США
97. Анвар Акрамов, гражданин Узбекистана, проживает в США
98. Ильхом Эркин, гражданин Узбекистана, проживает в США
В распоряжении Инициативной группы имеются также 38 подписей людей, проживающих в Узбекистане, чьи имена не разглашаются по соображениям их безопасности.
Данные подписи были собраны следующими активистами:
1) Ёдгор Обид, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
2) Исмаил Дададжанов, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 
3) Надежда Атаева, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. (контактное лицо)
4) Сулеймон Мурод, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
5) Шахида Якуб, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
6) Абдужалил Байматов, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
7) Анвар Бобоев, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
8) Рахматулла Алибаев, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
9) Кудрат Бабаджанов, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.