Среда, авг 16th

Вы здесь: УЗБЕКИСТАН свобода слова Узбекистан: власти снова пытаются заглушить свободный голос

Узбекистан: власти снова пытаются заглушить свободный голос

Sid-Yanyshev site
Sid povestka2 site
Sid-povestka1 site
Sid postanovlenie 2 site
Хроника судилища над журналистом и правозащитником Саидом Абдурахимовым
     
Узбекские власти пытаются расправиться с независимым журналистом Саидом Абдурахимовым. Они собирают персональные данные и адреса всех, кто выражает солидарность с ним.
 
Саид Абдурахимов (творческий псевдоним Сид Янышев), родился 17 июня 1972 года. Журналист, писатель и правозащитник. Сотрудничает с изданиями «Фергана.Ру», «16/12-ТВ», «Озодлик» — узбекская служба радио «Свобода», ВВС и другими.
 
Абдурахимов — член Международного ПЕН-клуба. Его творческие произведения можно найти на личной интернет-странице «Сид Янышев».
 
Лауреат Первой премии в области журналистики посольства США в Узбекистане (2009);
лауреат Первого Всеамериканского фестиваля авторской песни им. Б. Окуджавы (1998);
лауреат Самаркандского фестиваля авторской песни (1989);
лауреат Первого Чимганского слета-семинара авторской песни (1987).
 
Много лет он сотрудничает практически со всеми международными правозащитными организациями и с Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии».
 
Его авторский видеопроект «Шут ме» быстро стал популярным, поскольку направлен на развитие общественной дискуссии по темам, которые волнуют узбекское общество. Участниками открытых обсуждений стали проживающие в стране представители интеллигенции и жертвы чиновничьего произвола. Многие из них благодаря огласке через этот проект избежали ареста и смогли отстоять конституционные права.
 
Поводом для очередных нападок на журналиста Саида Абдурахимова стали его статья «Снова о сносе домов в Ташкенте: жителям отказывают в компенсации», опубликованная 25 мая 2014 года на сайте международного информационного агенства «Фергана.Ру» и материал на ТВ 16/12 от 21 мая 2014 года, где были использованы его видеорепортаж о сносе домов и интервью пострадавших.
 
Информация о сносе зданий в Ташкенте и других местах по решению правительства — тема многогранная. Жильцы этих домов чаще всего не получают компенсацию, положенную им по закону. Если другое жилье им все же предоставляют, то в старых домах и на окраине города, где особенно плохо работают отопление, водо- и газоснабжение. К тому же оформление новой недвижимости обычно происходит не сразу и с большими сложностями. Затруднения испытывают жители разных возрастов, даже беспомощные старики, и инвалиды.
 
Кабинеты правительства завалены жалобами выселяемых. Исполнительная власть подолгу не рассматривает обращения граждан и публикации в прессе. Социальное неравенство и вторжение в личную жизнь пострадавших, способствующее ухудшению положения этой части населения, стало обычной практикой. Голоса пострадавших не раздражают привыкших к безнаказанности чиновников, которые обязаны обеспечивать их права.
  • Повестка в суд
Повестка в суд пришла 27 июня 2014 года, в пятницу вечером, когда уже закончился рабочий день. В ней Саиду Абдурахимову было предписано явиться в Шайхантаурский суд по уголовным делам 28 июня, в 10:00. В повестке не было указано, по какому делу его вызывают и какие правонарушения ему вменяются. 
  • Следствие
26 июня 2014 года журналиста вызвали на допрос в Главное управление внутренних дел (ГУВД) г. Ташкента. Тогда он узнал о том, что заявление против него написали жители улицы Кох-Ота. Их дома сносятся в связи со строительством большой мечети и автодороги в городе Ташкенте. Они написали, что журналист Сид Янышев задавал им вопросы с целью «дискредитации политики государства», а также «клеветы и оскорбления».
 
По словам Абдурахимова, жильцы охотно рассказывали о своем бедственном положении. Им не выплачивалась компенсация, не предоставлялось равноценное жилье в других районах Ташкента. В ответ на их жалобы чиновники проявляли равнодушие и бездействовали. Журналист пытался объяснить следователю, что представители исполнительной власти не выполняют статью 19 Закона Республики Узбекистан «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников». В нем сказано, что государственные органы обязаны под расписку уведомить собственника дома о принятом решении не позднее чем за шесть месяцев до начала сноса с приложением к уведомлению копии решения хокима, в данном случае — хокима Ташкента. Однако всех этих жильцов практически поставили перед фактом о сносе. Абдурахимов объяснял, что обсуждал с жильцами их положение. Об этом свидетельствуют его статья и записанные на флеш-карту видеоинтервью. О государственной политике в его материалах речи не было. Объяснения журналиста никто не принимал во внимание.
 
Следствие велось без участия адвоката.
  • Ожидание суда
Еще до начала суда практически все ведущие узбекские журналисты и правозащитники собрались, чтобы выразить солидарность Саиду Абдурахимова, некоторые приехали из других областей. Все они продолжают работать в Узбекистане, информируя общественность о положении в области прав человека в стране. В качестве наблюдателей на суд пришли два сотрудника посольства США. Два с половиной часа более 20 человек стояли у здания суда. Все это время их тайком снимали на камеры мобильных телефонов люди в штатском, которых время от времени видели в окнах суда коллеги Саида Абдурахимова. Такое поведение характерно для сотрудников СНБ и оперативных сотрудников МВД. По мнению свидетелей, больше всего их интересовали лица журналистов и правозащитников.
  • Суд
Суд был назначен на 10 часов утра. Примерно в 10:35 Саида Абдурахимова позвал дежурный милиционер и попросил повестку и около 11 часов пригласил его в суд. К этому времени по очереди пришли три сотрудника ГУВД, представившие обвинение.
 
Когда Саида Абдурахимова пригласили в зал суда, он некоторое время отказывался входить, поскольку не пропускали никого, кроме него, хотя заседание было объявлено открытым. По настоянию Абдурахимова в зал разрешили войти всем желающим. Но потребовали у каждого представить паспорт, затем в регистрационный журнал записали их паспортные данные и адреса. Эта заняло еще час.
 
Судебное разбирательство началось к 12 часам. После того, как Саид Абдурахимов представился суду, судья спросил, если ли у него ходатайства. Абдурахимов ответил, что есть. Саид Абдурахимов попросил:
— дать ему неделю на ознакомление с делом;
— обеспечить его государственным адвокатом.
Поэтому суд был отложен. Обвиняемому дали на ознакомление с делом только час, и за это время приехали два предоставленных государством адвоката.
 
Суд проходил под председательством судьи Шукурулло Иногамова. Начиная суд, тот не сообщил, за какие действия привлекается к ответственности Абдурахимов. По свидетельству журналиста Алексея Волосевича, в ответ на просьбу Саида Абдурахимова пояснить, за что его судят, судья поморщился и сказал: «Вы же ознакомились с материалами дела?» и сразу увел разговор в сторону.
 
Позже выяснилось, что пять жильцов улицы Кох-Ота города Ташкента, отведенных под снос, написали заявления о том, что Абдурахимов брал интервью без их согласия и просят за это применить к нему предусмотренные законом меры.
 
Обвинение против журналиста Абдурахимова поддержал начальник отдела ГУВД по борьбе с терроризмом Бахтиёр Эгамбердиев. Известно, что именно он запугивал жильцов улицы Кох-Ота, принуждая написать заявление против Абдурахимова.
 
В качестве эксперта была приглашена в суд некая Татьяна. По словам судьи, это была сотрудница Национального телеканала «Ёшлар». (Прим. AHRCA: фамилию присутствующие не расслышали и в дальнейшем установить ее полное имя, должность и место работы установить не удалось). Она взяла на себя ответственность высказать мнение об установлении права Саида Абдурахимова заниматься журналистской деятельностью. Свою оценку она мотивировала только собственным мнением, ни разу не упомянув какие-либо правовые акты. При этом Татьяна утверждала, что в Узбекистане якобы нет независимых журналистов. Судя по всему, эксперт Татьяна не имеет никакого представления о независимой журналистике.
 
Также суд принял во внимание экспертизу Отдела мониторинга СМИ при агентстве по печати и информации, изложенную на одном листе и подписанную 4 лицами. Фамилии авторов не оглашались, а журналисту не удалось записать их при ознакомлении с делом. Генеральный директор национального агентства «Узбеккино» Жахонгир Касымов подписал официальное письмо от своего ведомства, где сообщил, что не знает журналиста Саида Абдурахимова, поэтому последний не был наделен правом делать видеосъемку от имени их ведомства. Так, Абдурахимов всегда говорил, что работает как независимый журналист и ни к какому изданию, включая «Узбеккино», не имеет отношения.
 
В ходе суда равенство сторон не соблюдалось. У обвиняемого не было возможности подготовить доказательства своей невиновности и привлечь свидетелей в свою защиту. Судья его часто грубо обрывал и не давал возможность высказаться в свою пользу.
 
В суде участвовали два жильца, написавшие заявления против Абдурахимова, но при этом фактически свидетельствовали в его защиту. Одна из них в перерыве рассказала журналистам, что жильцов вызвали в штаб, где рассматривался вопрос о компенсации за снос их домов. При этом в штабе были сотрудники ГУВД, которые оказывали на них давление и заставили под диктовку написать заявления против Саида Абдурахимова. Как рассказала вышеупомянутая свидетельница, она боится в суде говорить о том, что ее заставили давать показания против журналиста. Ей пригрозили лишением компенсации, если она не выступит в пользу обвинения. Остальные три истца в суд не явились.
 
Суд не принял во внимание, что журналист готов предоставить доказательства достоверности используемой им информации.
  • Постановление суда
28 июня 2014 года Шайхантаурский суд по уголовным делам г. Ташкента постановил оштрафовать журналиста Саида Абдурахимова на 100 минимальных окладов (соответствует 3200 долларам США) и конфисковать у него фото- и видеоаппаратуру.
  
Суд квалифицировал действия журналиста по статьям 165 («Занятие деятельностью без лицензии») и 184 «Изготовление или хранение с целью распространения материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку» Кодекса об административной ответственности Узбекистана.
  • Защита
В субботу адвокатские конторы не работают, и никакой адвокат не мог участвовать в защите Саида Абдурахимова в связи с невозможностью вложить ордер на право представлять интересы подзащитного в суде. Абдурахимов был вынужден просить государственного защитника, которого даже суд нашел в субботу не сразу. В результате был не один, а два адвоката, отличавшихся особой пассивностью и полной терпимостью к абсурду.
 
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA отмечает, что судебный процесс над независимым журналистом и правозащитником Саидом Абдурахимовым (псевдонимом Сид Янышев) нельзя назвать независимым и беспристрастным. Фактически обвинительное постановление стало реакцией власти на открытое выражение критического мнения, основанного на достоверной информации.
 
     — Квалификация обвинения в отношении журналиста Абдурахимова не заслуживает доверия, поскольку оно противоречит статье 29 Конституции Узбекистана, где говорится: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом».
 
     — В ходе суда отсутствовали условия процессуального равенства. Обвинительная сторона имела привилегированное положение.
     — Суд провел разбирательство ускоренно, без учета того, что обвиняемый узнал о суде вечером накануне утреннего заседания. Он не мог подготовить доказательства в свою защиту и изучить материалы дела.
      — Суд не исследовал журналистские материалы Саида Абдурахимова на предмет угрозы общественной безопасности и общественному порядку.
      — Суд вынес постановление, опираясь на выводы экспертов, которые в своей оценки отошли от предмета доказывания вины и опирались исключительно на показания стороны обвинения.
     — Суд не стремился использовать другие процедуры, обеспечивающие эффективное и справедливое судебное разбирательство.
     — Суд не учел, что у обвиняемого отсутствовало право на выбор адвоката, потому он был фактически лишен правовой помощи.
 
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA направила сообщение:
          — Верховному Комиссару ООН по правам человека;
          — спецдокладчику ООН по вопросу о положении правозащитников;
          — спецдокладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов;
          — спецдокладчику ООН о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение;
          — спецдокладчику ЕС по странам Центральной Азии;
          — спецдокладчику ЕС по правам человека;
          — правительствам демократических стран.
 
Убедительно просим призвать правительство Узбекистана выполнять ратифицированные им международные соглашения в области прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах.
 
______________
В подготовке данного материала были использованы свидетельства журналистов Саида Абдурахимова (Сида Янышева), Алексея Волосевича, Виктора Крымзалова и консультации Алишера Таксанова.