Вторник, авг 15th

Вы здесь: УЗБЕКИСТАН политзаключенные Узбекистан: 3 дополнительных года заключения для активиста, долго находящегося в заключении

Узбекистан: 3 дополнительных года заключения для активиста, долго находящегося в заключении

Kukanov 1
и.о. президента должен амнистировать политических заключенных
 
 
 
(Брюссель, 4 ноября 2016 года) – Узбекские власти должны немедленно и безусловно выпустить политического активиста Самандара Куканова, чье заключение было произвольно продлено на три дополнительных года, заявлили сегодня правозащитные организации Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Норвежский хельсинкский комиет (NHC), Общество права человека Узбекистана «Эзгулик», «Freedom House», «Human Rights Watch» и Международное партнерство за права человека (IPHR). Куканов – политический заключенный, проведший один из самых долгих сроков в заключении.
    
Как стало известно 30 октября 2016 года, администрация тюрьмы произвольно продлила срок содержания Куканова под стражей якобы за «нарушение тюремных правил», тогда как его освобождение было назначено на 6 октября 2016. Европейский Союз и Комитет ООН против пыток не раз призывали к освобождению Куканова, и упорный отказ узбекских властей освободить его — вопиющий пример игнорирования ими международных обязательств по соблюдению прав человека, заявила группа правозащитных организаций.
     
«Куканов был произвольно лишен свободы на чудовищный срок — 24 года за свою мирную критику правительства, — сказал Стив Свердлов, исследователь по Центральной Азии «Human Rights Watch». Жестокое решение о добавлении дополнительного трехлетнего срока к уже отбытому сроку наказания — еще одно доказательство того, что «новые» узбекские власти под руководством временно исполняющего обязанности президента Узбекистана Шавката Мирзиеева продолжает крайне репрессивную практику своего предшественника, Ислама Каримова».
  
Мирзиеев стал временно исполняющим обязанности президента в сентябре, сразу после смерти Каримова, правившего 27 лет.
       
72-летний Куканов был заместителем председателя парламента Узбекистана после обретения страной независимости и успешным бизнесменом. Он также был членом исполнительного комитета мирной оппозиционной партии «Эрк» («Свобода»).
    
В июне 1992 года Куканов на заседании парламента выступил против планов Каримова консолидировать все службы безопасности под своим командованием. К Куканову присоединились другие члены парламента, включая Шовруха Рузимурадова, правозащитника-активиста, которого в 1990-х годах неоднократно преследовали узбекские спецслужбы (известные под русским сокращенным наименованием СНБ [Служба национальной безопасности]). Рузимурадов умер вследствие пыток в июле 2001 года, спустя месяц после заключения под стражу.
   
Служба безопасности арестовала Куканова в июне 1992 года по обвинению в финансовых преступлениях в связи с тем, что он якобы финансировал «Эрк». Офицеры СНБ год держали его под стражей в подвале здания СНБ в Ташкенте без связи с внешним миром, без права видеться с адвокатом и все это время, до начала суда над ним пытали его. Родственники Куканова сообщили «Human Rights Watch» о том, что сразу после его ареста СНБ произвольно задержала двух его сыновей и провела несколько ночных рейдов в его дом с целью запугать его семью. В 1993 он был приговорен к 20 годам тюрьмы.
    
Куканов находится в колонии 64/46 в городе Навои. За прошедшие 24 года его семье в большинстве случаев отказывали в возможности видеться с ним. Семья Куканова ожидала его освобождения в мае 2013 года, но узнала, что власти произвольно продлили срок его содержания под стражей до октября 2016 года. Теперь его заключение продлено до 2019 года. Если Куканов завершит текущий срок и будет выпущен, то общий срок его тюремного заключения составит 27 лет, самый длительный срок заключения по политически мотивированному делу в Узбекистане. Срок его заключения также превысит максимально возможный срок тюремного заключения по Уголовному кодексу Узбекистана (статья 50 УК Узбекистана).
        
«Human Rights Watch» собрала документальные доказательства того, что узбекские власти применяют практику произвольного продления срока тюремного заключения в отношении лиц, находящихся под стражей по политически мотивированным обвинениям. Обычно такие действия предпринимаются буквально за несколько дней до назначенного дня освобождения по надуманным основаниям, например, за хранение «запрещенных» маникюрных ножниц, молитвы, ношение белой рубашки, и могут привести к годам дополнительного заключения.
         
8-летнее тюремное заключение другого правозащитника, Ганихона Маматханова, должно было завершиться 4 июня. Но за несколько дней до этого власти — без каких-либо подробностей — обвинили его в неких «нарушениях тюремных правил», на основании чего добавили 3 дополнительных года заключения.
     
25 октября тюремная администрация по медицинским основаниям выпустила на волю правозащитника Бобумурада Раззакова за год до истечения 4-летнего срока заключения. Но появились доказательства того, что в колонии с ним жестоко обращались и ему было отказано в медицинской помощи.
     
«Освобождение Раззакова было долгожданным для его семьи и коллег, — говорит Васила Иноятова, председатель Общества прав человека Узбекистана «Эзгулик». — Но большое количество журналистов, правозащитников, писателей, оппозиционных фигур и последователей религии томятся за решеткой за свою мирную деятельность и многие из них пострадали от пыток и жестокого обращения».
      
Ко Дню Конституции 8 декабря узбекские власти регулярно проводят досрочные освобождения тысяч заключенных, номинально названные «амнистиями». Такие досрочные освобождения применяются к заключенным, обвиненным по менее тяжким преступлениям, и к определенным категориям заключенных, таких, как подростки, женщины и лица старше 60 лет. Но те, кто находится под стражей по политически мотивированным обвинениям, почти никогда не подпадают под освобождение. Политические заключенные, которые могли бы оказаться в категориях, подпадающих под амнистию, год за годом получают отказы из-за надуманных нарушений правил учреждения по исполнению наказания.
               
«Многие возлагают большие надежды на то, что узбекское правительство под руководством временно исполняющего обязанности президента Шавката Мирзиеева осуществит объявленные планы амнистии заключенных в связи с празднованием Дня Конституции, — сказала Надежда Атаева (Ассоциация) «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA). — Мирзиеев должен воспользоваться досрочным освобождением заключенных в связи с празднованием Дня Конституции, доказав серьезность своих заявлений о реформах, и дать указание немедленно освободить из-под стражи многочисленных мирных активистов, которые остаются в тюрьме по политически мотивированным обвинениям».
               
Узбекское правительство должно выпустить всех заключенных, лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, заявила группа правозащитных организаций. Освободить следует всех, включая активистов-правозащитников: Азама Фармонова, Мехринисо Хамдамову, Зульхумор Хамдамову, Исроилжона Холдорова, Гайбулло Жалилова, Нураддина Джуманиязова, Матлюбу Камилову, Ганихона Маматханова, Чуяна Маматкулов, Зафаржона Рахимова, Юлдаша Расулова, Фахриддина Тиллаева, и Акзама Тургунова; журналистов: Солижона Абдурахманова, Мухаммада Бекжанова, Гайрата Михлибоева, Юсуфа Рузимурадова и Дилмурода Сайидова; оппозиционных активистов Самандара Куканова, Кудратбека Расулова и Рустама Усманова; религиозных деятелей и других критиков правительства: Арамаиса Авакяна, Рухиддина Фахриддинова, Нодирбека Юсупова, Дилором Абдукодирову, Ботирбека Эшкузиева, Бахрома Ибраимова, Даврона Кабилова, Эркина Мусаева, Даврона Тожиева и Равшанбека Вафоева.
                        
«Европейский Союз назначил проведение диалога по правам человека с Узбекистаном 8 ноября и должен призвать временно исполняющего обязанности президента Мирзиеева исполнить взятые на себя международные обязательства по правам человека и освободить всех, кто находится в заключении по политически мотивированным обвинениям», — заявила группа.
              
Группа также отметила, что «диалог Европейского Союза и Узбекистана по правам человека будет иметь крайне низкую эффективность, если не будут установлены четкие рамки для изменения положения в Узбекистане и не будет последовательного давления с самого высокого уровня европейских правительств».
              
«Европейский Союз должен воспользоваться удобным случаем для того, чтобы переформатировать свои взаимоотношения с новым правительством Узбекистана, отдав приоритет правам человека, — сказала Бриджит Дюфо, директор IPHR. — Учитывая ужасающую ситуацию в области прав человека в Узбекистане, Европейский Союз должен последовательно поддерживать связь с новыми властями, используя каждый политический или правозащитный диалог, чтобы подчеркнуть важность базовых принципов Европейского Союза и усилить свое влияние для продвижения реформ в стране».