Вторник, авг 15th

Вы здесь: ПУБЛИКАЦИИ доклады Узбекистан: преследование, задержания и массовая слежка ограничивают права граждан

Узбекистан: преследование, задержания и массовая слежка ограничивают права граждан

Volosevich 6
Информация данной публикации распространена CIVICUS Monitor - инициативной группой, осуществляющей мониторинг гражданского пространства в мире и была предоставлена Международным партнерством за права человека (International Partnership for Human Rights - IPHR) и Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии» (Association for Human Rights in Central Asia - AHRCA).
 
СВОБОДА ВЫРАЖЕНИЯ
 
В своем рейтинге World Press Freedom Index организация «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders) поставила Узбекистан на 169 место из 180, что сдвинуло страну на три позиции в сторону ухудшения в сравнении с рейтингом 2016 года. Средства массовой информации в Узбекистане продолжают работать под жестким контролем властей, а независимые журналисты находятся под угрозой сурового наказания за свою профессиональную деятельность. Лишь немногие независимые журналисты предоставляют информацию зарубежным СМИ. Вместе с гражданскими активистами и другими критиками режима они подвергаются угрозам, атакам и прессингу со стороны властей.
  
ЖУРНАЛИСТЫ, БЛОГГЕРЫ И ГРАЖДАНСКИЕ АКТИВИСТЫ ПОДВЕРГАЮТСЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯМ
  
Некоторые из недавних подобных случаев были задокументированы IPHR и AHRCA и описаны ниже:
 
14 апреля 2017 года независимого журналиста Алексея Волосевича сотрудники милиции задержали на 18 часов в городе Газли Бухарской области. Причиной неправомерных действий стала  фотосъемка улиц города. Волосевич был осмотрителен и не подходил к расположенной неподалеку тюрьме.  Пенитенциарное учреждение является особо охраняемым объектом, к нему нельзя приближаться ближе, чем на полкилометра. Тем не менее, он был задержан и доставлен в местное отделение милиции Ромитанского района, где у него сняли отпечатки пальцев и допросили. Фотографии с его камеры удалили, флеш-карты с отснятым материалом конфисковали. Ему сообщили, что он задержан за «фотографирование без разрешения», хотя это и не является противозаконным. Волосевича принудительно ночевал в полуразрушенном помещении, а утром отвезли на допросы в г. Бухару. К полудню журналиста отпустили, не предъявив никаких обвинений. В прошлом Волосевич неоднократно подвергался арестам и задержаниям за свою профессиональную деятельность.
 
23 апреля 2017 года художник и популярный в социальных сетях блогер Александр Барковский подвергся нападению.  Его избили в Ташкенте двое неизвестных лиц в момент фотосъемки Барковским уличного художника на Янгиабадском рынке. Нападающие выкрикивали оскорбления, обвиняли его в шпионаже и публикациях фотографий в интернете. В состоянии стресса Барковский не заявил в полицию об этом инциденте.
 
Таджикский корреспондент Радио Свободная Европа (Radio Free Europe/ Radio Liberty - RFE/RL) Фаррух Юсупов находится в эмиграции. Он подвергся преследованиям по причине своего участия в расследовании коррупционных схем, связанных с деятельностью Гульнары Каримовой, дочери покойного президента Каримова. В фильме, показанном недавно по Ферганскому региональному телеканалу, обвинили его в государственной измене и торговле наркотиками. В фильме также было сказано, что он получил убежище в Узбекистане в 1992-1997 гг., спасаясь от гражданской войны в Таджикистане. Поэтому, по мнению властей, он не вправе критиковать страну, предоставившую ему убежище. Это не первый раз, когда против Юсупова была организована акция публичной дискредитации. Члены семьи Юсупова в Узбекистане попали под слежку и подверглись преследованиям из-за профессиональной деятельности журналиста. В августе 2016 года, его брат Азиз Юсупов был приговорен к 8 годам тюремного заключения по обвинению в распространении наркотиков. Родные уверены в невиновности Азиза и знают, что признание вины получено под силовым воздействием. Обвинение в торговле наркотиками – частое явление в Узбекистане в репрессиях против критиков режима и их членов семьи.
 
18 апреля 2017 года несколько неустановленных лиц ворвались в дом 75-летней Шукуржан Мадрахимовой, оскорбляли ей и угрожали. Инцидент произошел после участия двоих сыновей Шукуржан, корреспондентов Радио «Озодлик» (узбекской службы RFE/RL), в острой публикации.  Журналисты узнали об увольнении директора школы и врача, пытавшихся скрыть изнасилование школьницы. Лица, незаконно проникшие в дом Шукуржан, по имеющимся сведениям, являются родственниками участников скандала. Служба виртуального приема жалоб граждан, открытая по инициативе нового президента Мирзиеева, ответила на онлайн заявление пожилой женщины по инциденту и милицией начато расследование.
 
Как ранее сообщалось в CIVICUS Monitor, правозащитник Елена Урлаева подверглась насильственному помещению в психиатрическую лечебницу Ташкенте 1 марта 2017 года. Она была выпущена 23 марта 2017 года. Гражданского активиста удерживали против ее воли. Не было соответствующего решения суда, санкционирующего принудительное лечение. Урлаева ранее задерживалась в преддверии встречи с международными организациями в целях обсуждения использования принудительного труда в Узбекистане.
 
СЛЕЖКА БЕЗ ГРАНИЦ
  
Узбекские власти продолжают практику систематической незаконной слежки за гражданами не только в стране, но и за ее пределами. В марте 2017 года в отчете Международной Амнистии (Amnesty International) сообщалось о превалирующей в стране “атмосфере подозрительности”. Нагнетание страха у населения  негативно отражается на правозащитниках, журналистах и политических активистах. Даже в случаях, когда оппоненты режима проживают за пределами Узбекистана, их семьи подвергаются преследованиям и угрозам. При слежке используется прослушивание телефонов, взлом частных электронных адресов, размещение в открытом доступе личной информации. В Узбекистане силовым структурам законодательно разрешено отслеживать и перехватывать контент, идущий по телекоммуникационным связям. Более того, многие способы слежки не требуют вообще никаких разрешений.
 
ОГРАНИЧЕНИЕ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ДЛЯ ДИССИДЕНТОВ
 
Узбекские граждане, критикующие власти, ограничены в свободе передвижения. Узбекские волонтеры международных правозащитных организаций, независимые журналисты, бывшие политические заключенные и их родственники зачастую сталкиваются с трудностями в получении стикера в паспорт (problems obtaining exit visas), дающего право покинуть постсоветское пространство. Узбекистан является одной из немногих республик бывшего Советского Союза, где Министерство внутренних дел дает официальное разрешение на выезд. Это требование властей не изменилось после смерти первого президента страны Ислама Каримова в прошлом году. Некоторые лица сообщают об отказах в получении так называемой выездной визы в течение длительного времени. Например, правозащитник, писатель и бывший политический заключенный Мамадали Махумудов освободился в 2014 году, но после 14-летнего тюремного заключения до сих пор не может уехать из страны.
 
Бывшие политические заключенные часто сталкиваются с препятствиями в получении новых биометрических паспортов, что препятствует их выезду заграницу для лечения или для воссоединения с семьями, покинувшими страну по причине преследований. Например, Мухаммада Бекжанова, бывшего главного редактора оппозиционной газеты «Эрк» выпустили на свободу в феврале 2017 года после 18-летнего тюремного заключения. В настоящее время он находится под полицейским надзором и не может получить паспорт.
  
Как упоминалось ранее в сообщении CIVICUS Monitor, бывший член парламента и политический заключенный Самандар Куканов был условно освобожден до 24 мая 2017 года. Ему запрещено покидать Ташкентский район и для него установлен персональный комендантский час, он должен находится дома с 20:00 до 6:00.
 
ПРАВО НА СВОБОДУ СОБРАНИЙ 
 
По информации CIVICUS Monitor, протесты в Узбекистане – редкое явление по причине страха перед карательными мерами властей. Происходят редкие акции недовольства из-за социально-экономических проблем. В ходе поездки президента Мирзиеева в Навоийскую область 28 марта 2017 года, с ним решили встретиться десятки женщин и стариков из кишлака Тасмачи Хатирчинского района.  Они приехали на автобусе для того, чтобы выразить протест против недостаточного энергоснабжения, высоких цен на продукты питания и коррупции на местном уровне. Жители кишлака заявляют, что местные власти воспрепятствовали их встрече с президентом и с помощью милиции заблокировали дороги. Местные власти все отрицают.